Марийская вышивка
Орнаментация рубах различных локальных групп имела специфические особенности, определявшиеся давними традициями. Женские рубахи различных территориальных групп луговых мари также имели особенности и в украшении вышивкой (табл. 1).

Орнаментация различалась не только местом расположения на рубахе, но и цветовым сочетанием, сортом ниток, мотивами вышивки. Наиболее богатой отделкой отличалась женская рубаха мариек Царевококшайского уезда, на которой вышивка располагалась не только на груди (мел тÿр), концах рукавов (шокш мучаш тÿр), подоле (урвалте йыр тÿр, пац тÿр), как на рубахах луговых мариек Уржумского уезда, но и вдоль всех швов (ургыш воктен тÿр), вдоль всего рукава (ерга), на уровне груди (поштÿр), на спине (туп йыр тÿр). Для орнаментации такой рубахи марийки этого уезда применяли главным образом крашеную шерстяную пряжу, в отличие от мариек Уржумского уезда, где с первой четверти XIX в. вместо шерсти употребляли шелковые нитки. Отделка рубах лентами, тесьмой, пуговицами, бисером, как и расположение вышивки, определялись также давними традициями.

В конце XIX века у горных мариек рубаха имела скудную орнаментацию, хотя до середины данного столетия она отличалась богатой вышивкой. Изменение ее характера объясняется вытеснением конопляного холста тонкой домотканиной из фабричных ниток, на которой вышивка соответственно стала мелкой.

Отличались рубахи различных территориальных групп и способом ношения:  в северной  части  края она  подбиралась  поясом так,  что складки собирались спереди; в южной части Уржумского уезда складки на рубахе располагались сзади и над бедрами; у горных мари - напуском.

Штаны (йолаш, ялаш) у поволжских марийцев относились к типу штанов с узким шагом. Они состояли из штанин и клина между ними, который создавал ширину шага (рис. 7). Традиционные штаны имели 4 завязки: две задние завязывались спереди, две передние - сзади, укреплялись они низко на бедрах. У горных мари с начала XX века завязки на штанах начинают заменяться гашником (касникан ялаш, рис. 8), как на мужских штанах.

Длина штанов у луговых мариек доходила до середины голени, у горных - до щиколоток. У последних штаны виднелись из-под рубашки, но это не считалось зазорным. Они скреплялись на поясе при помощи нитяной веревочки, продетой, в верхний край штанов, подшивавшихся широким рубцом.

У мари для всех женщин было характерно ношение штанов, в то время как у других финноязычных народов были группы, где их совсем не носили (северные удмурты, мордва-эрзя).

Штаны с узким шагом были характерны и для других народов Среднего Поволжья (чувашей-вирьял, южных удмуртов, мордвы-мокши и др.). Н. И. Гаген-Торн считала штаны такого типа характерными для лесных, охотничьих народов.

Верхняя одежда.


В традиционном женском костюме она представлена кафтанами: летними из белого холста, осенне-весенними из сукна, зимними суконными утепленными кафтанами и шубами из овчин. Летние и теплые кафтаны в целом имели однотипный покрой, который отличался локально. В то же время каждая разновидность имела и свои особенности, которые позволяют выделить их варианты.

Верхняя легкая одежда из ткани была трех типов: 1) туникообразная; 2) с выкройной проймой и отрезной в талии; 3) переходная. К первому типу легкой распашной верхней одежды относится туникообразный кафтан. Первым его вариантом является прямоспинный кафтан со слегка раскошенными боковыми точами без клиньев в боках (рис. 9),. бытовавший среди всех луговых мариек Царевококшайского, Яранского уездов, а также у марийцев Ветлужского уезда. Полы такого кафтана  на груди соединялись завязками.  Он богато украшался вышивкой и ткаными шерстяными лентами. Боковины в области подола имели небольшие разрезы. По всей вероятности, данный кафтан относился к одному из самых архаичных типов верхней одежды. Территориальное распространение всех типов кафтанов показано на карте 2.

Ко второму варианту первого типа относится туникообразный прямоспинный приталенный кафтан с прямыми полами и 3-4 клиньями в боках с каждой стороны, украшенный вышивкой у ворота, на конце рукавов и подоле (рис. 10). Подобный кафтан был распространен среди луговых мариек Уржумского уезда.

Ко второму типу относится кафтан с выкройной проймой со швом на плече, с отрезной талией, сборчатый, с небольшим стоячим воротничком, без орнаментации, напоминающий русскую поддевку (рис. 11). Кафтан этого типа бытовал среди горных мари. Такой тип верхней летней одежды появился в их среде в конце XIX века, быстро вытеснив другие формы легкой верхней одежды. До этого периода у горных марийцев бытовал короткий туникообразный кафтан со слегка приталенной спинкой и боковинами (ала шавыр), богато украшенный вышивкой, лентами на груди и спине, который мы относим к третьему переходному типу. Однако к концу XIX века «ала шавыр» (рис. 12) применялся как свадебная принадлежность костюма свахи и невесты54. Этот факт дает основание полагать, что кафтан с отрезной спинкой и сборками пришел на смену женской прямоспинной летней верхней одежде у горных марийцев.

Значительно позже кафтан второго типа появился в комплексе одежды всех луговых мариек. В начале XX века он проникает в одежду мариек северной части Царевококшайского уезда под названием «рушла шовыр» - «русский кафтан»» (рис. 13). Такая верхняя одежда луговых мариек была короткой, так как подол рубахи орнаментировался, полагалось, чтобы он выступал из-под кафтана.

В холодный период осени и весны марийцы носили теплую верхнюю одежду (мыжер) из грубого домашнего сукна с суженными к кисти рукавами. Характер ворота зависел от назначения верхней теплой  одежды.  На праздничных кафтанах ворот был открытым, на будничных - закрытым. Праздничные кафтаны шили из белого или серого сукна (ош мыжер, луды мыжер) и украшали по краям фабричной тесьмой. На будничные кафтаны употреблялось сукно коричневого или черного цвета (шем мыжер).

Теплые суконные кафтаны подразделяются на три типа: 1) туникообразный; 2) с выкройной проймой, т. е. со швом на плече, прямоспинный; 3) с выкройной проймой, отрезной в талии. Распространение различных типов суконных кафтанов на территории края показано на карте 3.

К первому типу осенне-весенних кафтанов относится туникообразный, прямоспинный расклешенный книзу за счет клиньев кафтан, который имел небольшой стоячий воротник. Этот тип был распространен среди луговых мариек Яранского уезда.

В пределах второго типа прямоспинной суконной верхней одежды со швом на плече выделяются два варианта. К первому варианту относится кафтан, расклешенный за счет клиньев. Он имел шалевый воротник, который на спине заканчивался четырехугольником. К этому же варианту необходимо отнести и свадебный кафтан из тонкого черного фабричного сукна (шем сывын), имевший расклешенный покрой. Однако расширялся он к подолу не при помощи клиньев, а за счет ширины фабричной ткани. Ворот празднично-обрядового кафтана богато украшался кумачом, позументом, раковинами каури. Кафтан такого покроя был распространен среди части луговых мариек Царевококшайского уезда Казанской губернии и в Яранском уезде Вятской губернии.

Второй вариант второго типа представлял собой прямоспинный кафтан со швом на плече, приталенный, с 1-2 клиньями в боках с шалевым воротником. К нему же относится свадебный зеленый прямоспинный приталенный кафтан (ужар сывын) из фабричной ткани с 2-3 клиньями в каждом боку, с небольшим четырехугольным воротником, украшенным кумачом, монетами, кисточками из шерсти. Такой «сывын» бытовал среди луговых (уржумских, яранских) и горных марийцев. У последних он имел некоторые особенности в покрое: был очень длинным - до пят, сзади в талии кафтана клинья собирались в фалды (рис. 14). Зеленый свадебный кафтан был известен многим локальным группам марийцев. Например, в Яранском уезде в начале XX века его заменил празднично-обрядовый кафтан из черного сукна первого варианта.

Третий тип теплого кафтана со швом на плече, отрезной сборчатый кафтан (пÿреман мыжар) с глухим воротом был распространен к концу XIX века среди горных мариек. Наиболее ценным у данной группы считался кафтан такого покроя из тонкого фабричного сукна (посто мыжар), который стремились справить в приданое девушке-невесте.

По покрою зимние суконные кафтаны не отличались от весенне-осенних. Только зимние кафтаны утеплялись в верхней части при помощи пакли (у луговых) и ваты (у горных). Поскольку по конструкции они не отличались, мы не выделяем зимние кафтаны в особые типы.

Зимой женщины надевали шубы из овчин черного или коричнево-красного цветов. Шили шубы со швом на плече, отрезными в талии, а ниже талии - сборчатыми, нередко края их украшались машинной строчкой, тесьмой, а у горных мариек - желтым мехом - «котик». Количество шкур, используемых на шубу, зависело от состоятельности заказчика. Богатой считалась шуба с большим количеством сборок, на которую уходило 10-12 овчин. Наиболее ценной у всех групп марийцев считалась шуба, покрытая фабричным сукном (ÿмбалан ужга).

Традиционные шубы у луговых и горных мариек были аналогичными по покрою, известному марийцам издавна, что подтверждают археологические материалы IX-XI вв.- остатки отрезного в талии, сборчатого кафтана из телячьей кожи.

В зимнее время, отправляясь в дорогу, женщины пользовались мужскими прямоспинными тулупами и чапанами, которые имели шов на плече. Только женщины из богатых семей имели специальные тулупы, которые по покрою не отличались от мужских, но имели воротник из мерлушки.

Верхняя распашная туникообразная орнаментированная холщовая и суконная одежда во многом аналогична кафтанам других народов Поволжского региона - удмуртов, мордвы, чувашей. Однотипной у них была теплая одежда (суконные кафтаны, шубы), сшитые в талию, с отрезной спинкой и сборами или клиньями. В распространении верхней одежды (осенне-весенней и зимней) одинакового покроя немаловажную роль сыграли портные-отходники, которые переходили из одного селения в другое в многонациональном Среднем Поволжье.

Пояса, передники и поясные украшения являлись важной частью марийского женского костюма. Различные виды поясов (кожаные, шерстяные и др.) и прикреплявшиеся к ним декоративные и утилитарного назначения элементы - поясные подвески, мешочки для хранения разных вещей - известны по археологическим материалам IX-XX вв.

Пояса подразделяются на два вида - повседневные и праздничные. Будничные пояса (ÿштö, ышты) длиной до 2-2,5 метра и шириной 2-4 см ткали из разноцветной шерстяной, реже шелковой пряжи. К таким поясам привешивались мешочки (янцык) для хранения денег, иголок, ниток и т. д. Празднично-обрядовые пояса украшались монетами, кистями, бусами, пуговицами, поэтому они назывались - «шиян ÿштö» (пояс с серебром).

Для опоясывания верхней одежды применяли самотканные шерстяные кушаки (пота, потаÿштö) из шерстяных и конопляных ниток, длиной до 2,5-3 метров, шириной - 10-15 см. С конца XIX века в костюме мариек появляются яркие фабричные кушаки.

На поясе женщины носили холщовые вышитые подвески. Материалы ГМЭ позволяют выделить три типа орнаментированных поясных подвесок: однолопастные; двулопастные парные; узкие поясные полотенца с вышитыми концами. По нашим полевым материалам однолопастные поясные подвески    и полотенца   бытовали   у луговых мариек. Второй тип - у горной группы. У последних раньше, чем в других группах, подвески, выйдя из употребления (к началу XX в.), были заменены шелковыми поясами (парсын ышты) и поясной завязкой фартука (запон кăндыра), представлявшей самостоятельный элемент в костюме. Запон кандыра состоял из прямоугольного кусочка холста с нашитой на него лентой в виде банта или куска однотонного ситца или сатина. К фартуку он прикреплялся при помощи булавок.

У основной части луговых мариек поясные подвески сохранялись в свадебно-ритуальном костюме до 40-х годов XX столетия.

Пояс играл важную роль в костюме племен и народов, занимавшихся земледелием, охотой и собирательством. Носили его с рубахой туникообразного покроя. Этот элемент одежды был характерен для многих народов Европы. Луговые и горные марийки всегда подпоясывали одежду, только у группы восточных мари можно было встретить женщину в неподпоясанной рубахе, что связано с влиянием соседних татар и башкиры.

Передник (ончылшовыч, анзылвач) по праву считается поздним элементом в общем комплексе марийской народной одежды. В дореволюционной этнографической литературе начала второй половины XIX века отмечалось, что марийские женщины и девушки поверх рубах, «как дома, так и везде во время лета ничего на себя более не надевают», а во время свадеб «вместо фартука черемиски подвязывают большие шелковые платки...»». По-видимому, передник в костюмном комплексе мариек появляется не раньше второй половины XIX века.

По нашим материалам, в начале XX века были распространены два подтипа передников: первый без грудки, второй с нею. Передник без грудки имел два варианта: первый состоял из одной точи холста и был богато украшен вышивкой, тесьмой, кружевом (луговые марийцы Царевококшайского уезда); второй - из одной точи холста с двумя боковыми половинками, украшенными вышивкой шелковыми нитками у луговых мариек северной части Царевококшайского и Уржумского уездов. Распространение различных типов передников в Марийском крае показано на карте 4.

Второй подтип передника с грудкой вошел в состав костюмного комплекса горных и восточных мариек в одно и тоже время - в конце XIX века. В 30-е годы фартук с грудкой стал популярным и среди луговых мариек Царевококшайского уезда. У горных мариек форма выреза грудки передника была треугольной, у луговых - в виде небольшого прямоугольника (10-12 см). Передник с грудкой, ставший впоследствии неотъемлемой частью костюма мариек, видимо, был заимствован у русского населения, поскольку термин «запон» («сапон») и покрой говорят сами за себя.

Головные уборы.


У марийцев, как и у других народов России, женский головной убор отличался в зависимости от ее семейного положения. Головные уборы подразделялись на девичьи и женские.


Сложные головные уборы типа повязок (вуйон-го, вуйшÿдыш, сан-га тен-ге), как свидетельствуют об этом археологические материалы, в прошлом широко бытовали у марийцев», у поволжских марийцев были два варианта подобного головного убора: 1) повязка венец, сплетенная из шерстяных ниток, украшенная бисером и монетами; 2) повязка венец на кожаной основе с монетами.


К концу XIX века девичья налобная повязка превратилась в головное украшение, состоящее из монет, бус и бисера, что подтверждают материалы музеев.
Основным головным убором девушек был платок (шовыч, солык, савыц): будничный - из холста, в праздники - надевался покупной, фабричный. Он складывался по диагонали, а концы его завязывались под подбородком.


Замужние женщины носили головные уборы четырех типов: 1) каркасные остроконечные «шурка» и «шымакш» (чурик, калпак), (фото 1, 2); 2) лопатообразная «сорока»; 3) мягкий полотенчатый «шарпан» (фото № 3); 4) платки. Женские головные уборы мариек имеют сложное происхождение. Наиболее древним, как следует из первого письменного упоминания о марийских головных уборах Олеария, можно считать высокий головной убор на каркасе «шурка». Название этого головного убора происходит от слова «шур» - рог, «шурка» - дословно переводится «рогатый». Он представлял собой берестяной или кожаный остов высотой до 40 см, обтянутый кумачом с длинной холщовой лопастью сзади, которая прикреплялась к поясу. Этот головной убор в прошлом был распространен среди всех групп марийцев. У небольшой группы некрещенных луговых мари (чимари) в Уржумском уезде и восточных марийцев «шурка» употреблялась как свадебный головной убор во второй половине XIX века. По полевым материалам, у первой группы данный головной убор сохранял значение обрядового у невесты еще в начале XX столетия. У остальных групп марийцев, вероятно, шурка вышла из употребления во второй половине XIX века.

Древний марийский женский головной убор находит аналогии с подобными уборами других народов: мордвы (панго), удмуртов (айшон), казахов (саукеле). Вероятным источником его происхождения считается скифский головной убор.

Существует мнение, что остроконечный «шымакш» является более поздней формой шурки. Действительно, он напоминает уменьшенный вариант старинного каркасного убора. Это прямоугольный кусок холста (55-20 см), один конец которого сшивался в виде колпачка. Весь головной убор богато украшался вышивкой. На голове он закреплялся при помощи берестяного или войлочного колпачка. Шымакш - один из древних уборов марийцев, который бытовал не только среди женщин, но и у мужчин. Наиболее древний его вариант имел несколько иную форму. У него не было твердого остова, и состоял он из прямоугольного куска холста (71-37 см), сшитого с одной стороны в виде колпачка. На конце убора имелась небольшая орнаментация вышивкой, состоящей из трех розеток. Подобный башлык закреплялся на шее при помощи нитяных завязок. У горных мариек такой головной убор бытовал до 20-х годов XX в., а у луговых (юго-восточных районов) - вплоть до 40-х годов. У последних, по сведениям информаторов, его носили женщины старшего возраста в качестве головного убора после бани, надевали на время сна, при головных болях, причем бытовал он наряду с полотенчатым женским убором шарпан.

Шымакш с твердым колпачком у луговых (Уржумский уезд) и восточных (преобладающий женский убор этой группы) мари, очевидно, является более поздним явлением, возникшим в результате слияния двух головных уборов - шурки с твердым каркасом и мягкого древнего шымакша. Территориальное распространение шымакша показано на карте 5.

Манера ношения шымакша была различной и заключалась в расположении остроконечной части убора на голове. У части луговых мариек, живущих за пределами Марийской республики (современные Уржумский, Малмыжский районы Кировской области), она помещалась надо лбом. В затылочной части - у мариек южной части современного Мари-Турекского района, в теменной части - в северо-восточных районах республики. Поверх данного головного убора носили холщовые треугольные платки (кум лукан шовыч), позднее фабричные платки.

Сорока - второй тип каркасного головного убора. Старинная сорока состояла из очелья (сорока санга), державшегося на твердой прямоугольной основе из бересты или кожи (12-20 см). С боков к очелью пришивались завязки или «крылья». Конец головного убора (сорока поч) спускался на плечи.  Головной убор надевался на холщовую шапочку-волосник (упш). Сорока в прошлом богато орнаментировалась зооморфными мотивами. С начала XX в. начинается постепенное уменьшение размеров очелья сороки; этот процесс усиливается в 30-е годы нашего столетия.

Сорока не является архаичным женским головным убором марийцев. Например, в некоторых селениях Пижанского района Кировской области еще помнят о том, что раньше здесь бытовала не сорока, а шымакш. Здесь марийцы называют сороку «марья вуй», что означает «русская голова». Т. А. Крюкова вполне обоснованно считала, что сорока у мариек на современной территории республики была заимствована от яранских мариек, которые в свою очередь переняли ее у русских. Воспринятую форму головного убора они украшали своими орнаментальными мотивами. Были случаи, когда старые головные уборы переделывали в сороку. Так, в фондах Государственного музея Татарстана хранится сорока, переделанная из шымакша.

Третий головной убор, бытовавший у всех трех этнографических групп мари, был сложным - составным. Он представлял собой мягкий полотенчатый «шарпан» из холста, носившийся всегда в комбинации с вышитым начелышем «нашмак». Шарпан представлял полотенце (2 м- 0,3 м), богато украшенное по краям вышивкой, тесьмой. Нашмак - узкая орнаментированная полоска холста, которая прикреплялась с помощью металлических заколок (вуй име). У луговых мариек они были длиной около 20-25 см, шириной 5 см, у горных -соответственно - 45-50 см и 4 см. У разных этнографических групп имелись различия не только в размерах нашмака, орнаментации, но и в способе ношения головного убора в целом. Луговые марийки (Царевококшайский уезд) закрывали шарпаном шею, затылок и косу полностью подобно тому, как чувашки-анатри и анат-енчи надевали аналогичный головной убор «сурпан». В отличие от луговых, горные марийки им закрывали не голову, а шею и косу, как это делали чувашки группы виръял. Вероятнее всего такой способ ношения этого головного убора связан с тем, что в XIX веке у горных мариек существовал и другой головной убор - «ошпу», который закрывал голову. «Ошпу» исчез, а способ надевания шарпана остался прежним, т. е. он не закрывал все волосы полностью.

В начале XX века шарпан луговых мариек видоизменился и преобразовался в две части: «кумлук шарпан» - верхняя, короткая часть, закрывавшая голову; «шарпан поч» - «хвост» головного убора, прикреплявшегося к первой, частите.

Полотенчатый головной убор шарпан имеет прямые аналогии с уборами тюркских народов - башкир и татар (тастар), чувашей-анатри (сурпан), с которыми марийцы жили в близком соседстве и у которых, видимо, его заимствовали.

Четвертый тип головного убора - платки из холста с вышивкой. Их носили поверх остроконечного шымакша и сороки. Зимой надевали теплые платки-шали (кугу шовыч), сотканные из шерстяных ниток. Традиционные холщовые платки были двух подтипов: 1) треугольной формы, носившиеся с остроконечным шымакшем; 2) четырехугольный платок бытовал в районах распространения сороки. Платок последней формы надевался своеобразно: два его конца накладывались таким образом, чтобы были видны вышитые розетки.

Обязательной принадлежностью свадебного наряда невесты всех групп марийцев было богато вышитое покрывало, которое сшивалось из трех полос холста. У горных оно называлось «кÿкÿ», у луговых и восточных марийцев - «пыргенчык», «вÿргенчык». В начале XX века холщовые покрывала выходят из употребления, на смену им пришли фабричные шелковые платки (порсын шовыч).

Шапки (упш) в прошлом широко употреблялись в зимний период. Как свидетельствуют данные археологии, марийки пользовались ими с давних пор. У них бытовали два типа женских шапок. Первый тип, употреблявшийся во второй половине XIX века, в качестве свадебно-обрядовой принадлежности невесты и женщин у луговых и горных мари, является наиболее архаичным (карта 5). Высокий суконный верх шапки имел четырехугольную форму, для которого употреблялось красное (малиновое) сукно или плис (хлопчатобумажный бархат). У луговых опушка такой шапки была из меха лисы - «рывыж упш» (лисья шапка), у горных мари - бобра (ындыр тыран упш). У последних верх шапки украшался разноцветной фабричной тесьмой. Подобная шапка у горных марийцев вышла из употребления к концу XIX века. Шапка с лисьим мехом сохранилась в свадебном костюмном комплексе мариек северо-восточных районов МССР до наших дней.

Шапка второго типа из мерлушки серого или белого цвета с круглым суконным верхом бытовала среди части луговых (Царевококшай-ский уезд) и горных мариек (карта 5). У первых она называлась «крымский упш», у вторых - «ыслык». У луговых мариек она использовалась и в качестве свадебного головного убора как невесты, так и жениха, а также праздничного зимнего головного убора женщин. Такие же шапки типа кубанки были распространены среди чувашек группы анат-енчи и юго-восточной подгруппы виръял.

Головной убор в общем комплексе женской одежды занимал одно из самых важных мест. Он был знаком, указывающим на этническую принадлежность, возраст и социальное положение носительницы. У женщин-мариек в прошлом считалось большим грехом показаться на людях без головного убора. Без него могли ходить только девушки.

Каждому вышеописанному женскому головному убору соответствовали определенные типы причесок, которые отличались по сложности исполнения. Девушки-марийки, как и у многих народов Европы, заплетали волосы в одну косу. Смена прически на женскую происходила во время особого обряда, во время которого происходила и смена головного убора. Это символизировало переход девушки в группу замужних женщин.

 

 

 

Прически.


Женщины, носившие остроконечный шымакш, убирали волосы таким образом, чтобы можно было закрепить остроконечный твердый колпачок с палочкой в области темени, на который затем надевался головной убор. С этой целью по бокам теменной части головы заплетали две маленькие косички, которые скручивали вокруг колпачка. Остальные волосы заплетали в одну косу в нижней части затылка и поднимали к твердому остову головного убора, закрепив при помощи палочки этого колпачка. Конец косы завертывали вокруг него (рис. 15). Женщины, носившие остроконечную часть шымакша (калпак) надо лбом (южная часть Уржумского района), убирали волосы иначе. Прическа их представляла туго скрученный пучок волос в верхней части затылка, который закреплялся при помощи тесьмы. На волосяном пучке держалась остроконечная часть «калпака» (рис. 16).

Волосы мариек, надевавших лопатообразную сороку, укладывались следующим образом: по обе стороны затылка они убирались в две косы, в которые вплетали тесьму, затем их завертывали вокруг головы надо лбом и закрепляли при помощи вплетенной тесьмы (рис. 17).

У женщин, носивших полотенчатый шарпан, прическа состояла из двух маленьких и двух больших кос: первые заплетались по двум сторонам теменной части головы, спускались к затылку и вплетались в две другие. Концы этих кос соединялись при помощи тесьмы и прикреплялись к поясу (рис. 18).

 

 

Обувь.


Традиционная обувь мариек подразделяется на три типа: лыковую (будничная), кожаную (праздничная) и шерстяную (валенки). Самой распространенной обувью марийцев были лапти (фото 1). Повседневные лапти плелись из семи лык (шым ниян йыдал), а праздничные - из девяти (индеш ниян йыдал). Они иногда в носовой части украшались лентой, вплетавшейся вместе с лыком. В весенне-осенний период к ним пришивали деревянную подошву (кöтöрма, шакляка) высотой 3-4 см, чтобы в обувь не проникала вода.

Оборы лаптей были обычно свиты из лыка или шерсти. Лапти горных мариек имели очень маленькую головку шириной 1,5-2 см, поэтому к ней прикреплялись тонкие веревочки из лыка (ялгач), чтобы они лучше держались на ступне (фото 2).

Поволжские марийки всегда носили лапти в сочетании с белыми холщовыми (ыштыр) и черными суконными онучами (вургыштыр). Голени луговых мариек, особенно в северо-восточных районах края, завертывались довольно толсто и были похожи на два ровных столбика. У горных мариек стопа и голень полностью обертывались черными онучами, но не так толсто, как у луговых. Для последних было характерно ношение паголенок (сылма) с лаптями в зимний период. Их шили из черного или зеленого сукна. Паголенки закрывали часть голени и бедра.

Способ ношения обуви имел четко разграниченные территориальные особенности, заключавшиеся в украшении шерстяных онучей, а самое главное - в способе завязывания обор (керем). Горные и часть луговых (Царевококшайский, Яранский уезды) мариек завязывали оборы у колена, женщины Уржумского уезда - на середине голени.

Суконные праздничные онучи луговых мариек украшались тесьмой, бисером, пуговицами, монетами, тогда как у горных мариек не было никаких украшений.

Из липового лыка, а иногда из бересты плели «ступни» (пошмак, ката). Данный тип обуви использовался редко и только во время домашних работ.

Лыковые лапти с онучами носили подобным образом, как и марийцы, женщины других народов Поволжья (мордва, удмурты, чуваши). Такой способ ношения обуви, вероятно, возник не только по практической причине.

Кожаная обувь ценилась, ее старались надевать только в праздничные дни. У поволжских мариек употреблялся один тип обуви - сапоги (кем), нижняя часть голенища которых была собрана в гармошку (фото 3).

Валенки (портышкем, межгем, мижгем) носили представительницы состоятельных семей. Наиболее зажиточная часть марийского населения приобретала фабричные валенки с узорами на голенищах.

Украшения.


Обязательной принадлежностью марийского костюма были съемные украшения. По археологическим материалам, различные украшения богато представлены у марийцев уже в IX-XI вв.: головные, шейные, нагрудные, наручные. Металлическими украшениями отделывалась одежда, головные уборы, обувь, другие части и детали костюма.

Как указывалось выше, в конце XVIII в. правительство запретило некоторым народам Поволжья, в том числе и марийцам, заниматься металлообработкой. Это в свою очередь привело к утрате навыков ремесла по производству металлических украшений. В XVIII веке широко распространяются украшения из монет, раковин каури, бисера, бус, пуговиц и т. д.


В отличие от мужского женского костюма, особенно праздничный, включал целый набор разнообразных украшений: головных, шейно-нагрудных, поясных, для рук.
Головные украшения включают налобные, затылочные, наушные и околоушные подвески, серьги.

Налобные украшения. «Вуй име», или «нашмак ончыл» - в виде узкой полосы ткани, зашитой двумя рядами серебряных монет. Такое украшение носили женщины луговых мари в юго-восточной части края (фото 4).

Затылочные украшения. «Вуй ширкама» - сюльгама с подвесками из монет - прикалывалась к праздничному женскому головному убору «шымакш» и к волосам в области затылка (рис. 19). Бытовала только среди луговых мариек Уржумского уезда Вятской губернии до 20-х годов XX века.

Наушные украшения. Парные украшения «серга гыл», скрепленные тесемкой, представляют подвески в форме «знака вопроса» из проволоки, украшенные металлической или стеклянными бусинами (рис. 20). Образцы их в Марийском крае встречаются в материалах поздних мо-гильников. Серьги в форме знака вопроса входили в состав комплекса украшений мордвы, чувашей, ногайцев»».

Одним из древних женских ушных украшений (название утрачено) были подвески, состоящие из семи кусков проволоки, спаянных на одном конце и согнутых в виде когтей. Такие украшения носили луговые марийки Чебоксарского и Царевококшайского уездов Казанской губернии и горные.

Наушные украшения «пылыш окса», «он'ылаш йымал», «пылыш тенге», «алга» (фото 5) из узкой полосы кожи или ткани, зашитой с лицевой стороны рядом монет, имели петли,   надевавшиеся на ушную раковину и были распространены среди всех групп марийцев. В нижней части петли находятся дополнительные подвески из монет. Некоторые украшения соединены тесьмой, низкой бусин и монет, цепочкой,

сплетенной из бисера, которая проходит под подбородком. Такие украшения луговых мариек северо-восточных районов края в ушной части украшались шариками из меха зайца, подкрашенного в розовый цвет. Серьги («кöрж», «алга») являлись украшением мариек всех групп. Они состояли из металлического крючка, вдеваемого в мочку уха. Приобретались у торговцев-разносчиков или на местных базарах.

Головные повязки «ÿп он'о», «ÿпине поч» из нескольких ниток бисера, украшенных монетами или пуговицами. Повязки дополнены спускающими наспинными подвесками, нанизанными из бус, трубочек и заканчивающимися кисточками из бисера или шерсти. Такое украшение носили девушки (рис. 21).

«Ошпу» женское украшение, представлявшее собой матерчатую шапочку с отверстием в середине (рис. 22). Оно бытовало среди части луговых (юго-восточная часть края) и горных мариек. У последних оно имело небольшую прямоугольную лопасть, спускавшуюся на шею. У луговых мариек «ошпу» сохранилось до настоящего времени в комплексе свадебных украшений в юго-восточной части республики». Из костюма горных мариек оно вышло из употребления к концу XIX века.

Украшения кос. У поволжских мариек бытовал косник (ÿпкаыдыра)   в виде тесьмы или ленты, на концах которой пришивалось несколько монет, иногда шерстяная бахрома с бисером. Косник из тесьмы с латунными трубочками-пронизками бытовал еще в начале XX века среди луговых мариек юго-восточной части края (рис. 23). Подобное украшение, видимо, является отголоском старинного «ÿпине», бытовавшего в прошлом у многих групп мари, что подтверждают археологические материалы.

Шейные ожерелья (шÿшер, шÿаш) из бисера, бус, монет бытовали у всех групп марийцев (фото 6). В северо-западной части края в состав комплекса украшений входил суконный воротник с нашитыми на него монетами и раковинами каури.

Шейно-нагрудные украшения (аршаш, он лопчак, пий йылме, гайтан) состояли главным образом из монет. Они имели различную форму (фото 7, 8). У горных мариек были очень популярны ажурные серебряные цепочки (цепошка).

Нагрудные застежки - пряжки-фибулы и булавки - скрепляли разрез рубашки: 1) «ширкама» из металлической пластинки овальной формы с незагнутыми концами. Аналогичные украшения имелись и у других народов Поволжья (мордвы, чувашей). Эти фибулы нередко дополнялись подвесками, цепочками, низками бисера и бляшками. 2) кожаные подвески прямоугольной и трапецивидной формы обшивались имитациями монет и раковин каури. Прямоугольной формы фибулы (ширкама) бытовали у горных, трапецивидной (почкама) - у луговых марийцев (фото 9, рис. 24). Подобные подвески возникли в результате длительной эволюции пряжки-фибулы.

 

Черезплечные украшения.

1.  «Аршаш» - из узкой шерстяной тесьмы в виде двух пересекающихся окружностей. По его внешнему краю нашит ряд бусин и раковин каури. Носили его крест-накрест, через оба плеча как обрядовое украшение свахи в    юго-восточной    части    края.
2.   «Аршаш»    в  виде   широкой полосы холста, крытой кумачом. Оно зашивалось имитациями монет, раковин каури. Бытовало среди горных мариек, а к началу XX века вышло из употребления.

Украшения для рук - браслеты, кольца и перстни. Браслеты («кидшол»), литые из узкой пластинки с незамкнутыми концами, покрыты геометрическим и растительным орнаментом. Они были распространены у всех групп марийцев. Кольца и перстни («шергаш») носили как девушки, так и замужние женщины. Их приобретали на местных рынках или у торговцев-разносчиков.

Поясные украшения. Женский костюм обязательно дополнялся поясными украшениями. О набедренных украшениях мы упоминали выше. Они представляли собой прямоугольные куски холста с вышивкой и нашитыми на него монетами, бисером, раковинами и бахромой.

На поясе марийские женщины носили металлические гребешки, игольники, ножи и кожаные сумочки. Сумочки «янцык», «калта», «чондай» овальной формы из кожи на вздержке из тонкого ремешка или тесьмы.

Все перечисленные виды украшений составляют национальный комплекс украшений марийцев XIX-начала XX веков, который распадается на отдельные комплексы различных территориальных групп марийцев. В начале XX в. общая тенденция упрощения костюма коснулась и украшений: наиболее сложные и неудобные для ношения формы вышли из употребления.

Рассмотренный материал показывает сходство марийского народного костюма с одеждой других финноязычных, тюркских народов и русских Среднего Поволжья. Этому способствовали не только этнокультурные контакты, но и сходные хозяйственные условия. Для многих народов, как и для марийцев, в конструкции рубах и верхней одежды характерным был туникообразный покрой. Это один из древних типов костюма. Подобный покрой одежды был рационален и удобен, во-первых, потому, что после кройки не оставалось ни одного лишнего куска ткани, во-вторых, благодаря свободному покрою, а также наличию ластовицы в области соединения рукавов с боковинами, не сковывались движения рук, что было важно при выполнении разных сельскохозяйственных работ - косьбе, молотьбе и т. д. Покрой одежды людей разного пола и возраста был одинаковым, варьировались только ширина и длина рубах, кафтанов. Длина их доходила обычно до середины голени.

Многие составные части марийского народного костюма (рубахи, летние кафтаны, передники, штаны, головные уборы) как женские, так и мужские шили вручную. Орудиями производства при этом были иголка, ножницы, деревянная швейка, наперсток. Верхнюю одежду -мужские и женские суконные кафтаны, овчинные шубы и полушубки, чапаны - шили местные мастера или портные-отходники. Среди последних были представители разных народов: русские, чуваши, татары. Обычно после окончания сельскохозяйственных работ, портные, как и другие ремесленники, отправлялись на заработки по деревням. Портняжным промыслом занималось мужское население целых деревень, ходили как по марийским деревням, так и по селениям, расположенным за пределами края. Таким отхожим промыслом, например, занимались жители русского селения Шоя-Кузнецово Царевококшайского уезда Казанской губернии. Портные путешествовали и по Марийскому краю, останавливаясь в какой-нибудь избе, где и выполняли портняжные работы для всех жителей деревни.

 

Молотова Т.Л.
Марийский народный костюм, - Йошкар-Ола : Марийское книжное издательство, 1992.